Ангелы

Леонид осторожно высунул голову из-за угла старого, с прелым сладким запахом, дома и посмотрел наверх. Над каналом, далеко в светлом небе, кружили последние четыре ангела, готовясь к новой атаке. Леонид вернулся обратно и сел на корточки, прислонившись к сырой стене и положив арбалет на колени. Внутри кто-то смотрел телевизор – был слышен мужской голос и музыка. Слова мужчины и мелодию музыки Леонид разобрать не мог. У него осталась только одна стрела. Почти весь боезапас Леонид расстрелял в промзоне, где убил двадцать ангелов. Считать, конечно, было некогда, но ангелы всегда летают дюжинами, а на этот раз в Москву прорвалось два выводка.

Там, в промзоне, было действительно страшно. Даже одного ангела достаточно, чтобы вызвать у человека животный, непередаваемо гадливый, ужас. Ростом ангелы примерно с десятилетнего ребенка. У них неподвижные лица толстых смазливых кукол, большие крылья, покрытые белым пухом, а вместо ног – голый, немного влажный хвост, похожий на щупальце. С крыльями срослись маленькие, почти рудиментарные, руки, пальчики которых постоянно шевелятся. Этими пальцами ангелы выковыривают человеку глаза, а потом через глазницы засовывают свой хвост в мозг жертвы. Судя по всему, они что-то высасывают оттуда, но Леонид мало что об этом знал: тех немногих, кто выживал после встречи с ангелами, власти куда-то увозили.

Леонид положил арбалет на землю, встал и достал из ножен меч. Потом переложил его в левую руку и поднял арбалет. Он снова дошел до угла дома, но на этот раз высовываться не стал, а просто прижался спиной к стене и начал прислушиваться. Минуты через три со стороны канала донесся еле слышный шум – это ангелы спускались с неба. Если бы они летели чуть медленнее, возможно, их атака и стала бы неожиданностью, но, камнем падая вниз, ангелы издавали слишком много шума. Леонид вышел из-за угла и выстрелил в одного из ангелов. Почти одновременно он швырнул арбалет во второго и ударил мечом третьего. Четвертого не было. Леонид упал на живот, и ангел, который зашел с тыла, пролетел в нескольких сантиметрах над ним, едва не врезавшись в асфальт. Из-за этого ангел замешкался на пару мгновений, и Леонид отрубил ему кончик хвоста.

На этом бой был почти закончен. Первому ангелу Леонид попал в сердце, второму серьезно повредил крыло, а третьему отрубил голову. Четвертый все равно не мог нормально летать без хвоста. Они по-прежнему были опасны: даже пух ангелов ядовит и вызывает сильные ожоги. К тому же регенерация любого органа занимает у них не больше двух часов. Поэтому Леонид, добив тех, кто был еще жив, вернулся во двор, чтобы слить из бака какой-нибудь машины немного бензина.

С тех пор, как Леонид убил последнего ангела, он мучительно пытался вспомнить что-то очень важное, но никак не мог. И только когда, завернув за угол, он увидел во дворе машину «скорой помощи», все встало на свои места. Леонид вспомнил, что никто, кроме него, не видит ангелов. Вспомнил, что он должен быть сейчас в сумасшедшем доме. Вспомнил, что за ним должны приехать санитары. Леонид прыгнул куда-то вбок, в кусты и гниющий мусор. Но санитары успели подкрасться сзади и теперь повалили его на землю, выкручивая руку с мечом и одновременно делая укол. Через несколько секунд Леонид затих, и его спокойно погрузили в машину. По дороге в больницу он заснул.

Проснулся Леонид у себя в палате. Он не был привязан – судя по всему, лекарствами его накачали под завязку. Думать было очень тяжело. Каждую мысль приходилось повторять про себя по нескольку раз, чтобы перейти к следующей. Минут пять Леонид думал о том, что нужно встать и выйти в коридор. Еще столько же ему понадобилось, чтобы действительно встать и дойти до двери палаты. Потом Леонид медленно, держась двумя руками за стенку, пошел на звук работающего телевизора. Он шел и думал о том, что через пару лет узор линолеума сотрется окончательно. Линолеум будет просто грязно-желтый. Если его не поменяют.

Перед телевизором сидело человек двадцать. Леонид опустился на свободный стул. Около самого экрана прямо на полу сидел Сергей – очень полный лысоватый человек. Он плохо видел. Дома Сергей собрал аппарат, который мог сбивать летающие тарелки. В углу, закрыв глаза, прятался Толик, бывший студент-философ. Толик умел отличать разумный хищный снег от обычного. А бомж Николай Васильевич знал, что в грудных клетках у некоторых людей живут говорящие птицы-паразиты. Все они, как и Леонид, иногда исчезали из больницы на несколько дней, но потом всегда возвращались обратно. Они были больными людьми, и иногда довольно опасными: время от времени они нападали на соседей или случайных прохожих. Но иногда обычная реальность совпадала на несколько дней с реальностью сумасшедших. Над городами действительно появлялись летающие тарелки, снег, построив из своих кристаллов суперкомпьютер, охотился на людей, а люди с птицами внутри откладывали яйца внутри детей. С новыми врагами никто не мог справиться лучше, чем те, кто всю жизнь учился с ними сражаться. И супергерои из больницы раз за разом спасали мир.

Леонид уже в третий раз отражал нашествие ангелов – они прилетали каждые четыре-пять лет. Обычные люди их не видели, и никто не мог понять, откуда на улицах появляются трупы без глаз. Зато Леонид почему-то прекрасно видел ангелов и умел их убивать. Двое суток пьянящей охоты, когда тебя не ловят санитары, а милиция охраняет от бдительных граждан, – ради этого стоило ждать столько времени. Леонид поудобнее сел на стуле и начал смотреть «Свою игру». В таком состоянии он почти ничего не понимал, но это было не важно. Ему просто надо было отдохнуть и набраться сил. Когда ангелы вернутся, он должен быть в отличной форме.




 Powered by Max Banner Ads