Любовь

Кажется, стюардесса не заметила, что они зашли в туалет вдвоем. Он запер дверь, а она опустила крышку унитаза и, не снимая юбку, потянула вниз трусы. Он отвернулся. Она подняла глаза:

- Ты чего?

- Мы не обязаны этого делать, – сказал он, глядя в глаза своему отражению в зеркале.

Она выпрямилась.

- Испугался? – спросила она, холодно улыбаясь.

- Нет, – сказал он и повернулся к ней. Трусы она так и не сняла до конца – теперь они почти лежали на грязном полу. Она тоже посмотрела вниз, переступила, освобождаясь от трусов, и ногой откинула их куда-то в угол.

- Я люблю тебя, – сказал он.

- Мудак, – ответила она. – Мы познакомились за два часа до отлета.

- Я помню.

Туалет был маленький, и они стояли почти лицом к лицу. Она отвернулась.

- И что ты предлагаешь?

- Для начала – долететь до Москвы.

Она села на крышку унитаза и опустила голову.

- Тебе сколько лет? – спросила она.

- Двадцать.

- Ты с женщинами-то хоть спал раньше?

- Нет.

Она подняла на него глаза и улыбнулась:

- Понятно.

- Ничего тебе не понятно, – зло сказал он.

- Мне двадцать восемь, – почти ласково сказала она. – Честное слово, я действительно все понимаю.

Он помотал головой и повторил:

- Я люблю тебя.

- Мне это уже говорили.

- Может быть. Но это был не я.

Он посмотрел ей в глаза, и она снова опустила голову.

- У нас ничего не получится, – сказала она.

- Ты меня любишь? – спросил он.

Она помолчала.

- Да, – сказала она, наконец.

Он молча продолжал смотреть на нее.

- Прости, – сказала она. – Я как-то совсем этого не ожидала.

- Тогда почему? – спросил он.

- Потому что у нас все равно не будет ничего лучше этих трех часов и этого туалета.

- Откуда ты знаешь?

- Ты бы все равно понял, что я совсем не такая, как ты себе представил. Через неделю или через месяц – неважно. А я бы поняла, что ты совсем другой. Я сама сейчас в это не верю, но так обязательно будет.

- Да, обязательно. Ты окажешься еще лучше, чем я себе представляю.

- Нет, – сказал она.

- Ты просто боишься, – бессильно сказал он.

- Боюсь, – сказала она. – И гораздо сильнее, чем всего остального.

Они снова замолчали.

- Поцелуй меня, – сказала она.

Он посмотрел ей в глаза и поцеловал ее.

Через десять минут самолет «Франкфурт-Москва» взорвался в воздухе. Спустя месяц глава комиссии, расследовавшей теракт, заявил, что взрыв произошел в районе хвоста самолета, предположительно – в одном из туалетов. Еще через два месяца стало известно, что террористы придумали новый вид бомбы: когда в самолетах запретили провозить большие объемы жидкости, в качестве резервуаров начали использовать людей. Жидкости вступали в контакт во время полового акта. Потом пара активировала детонатор, спрятанный в зажигалке, ручке или часах. Правда, за эти три месяца аналогичных взрывов почему-то не было – несмотря на то, что обязательного сейчас дежурства возле туалетов тогда еще не ввели. Примерно через год один из террористов признался, что было несколько попыток повторить первый теракт, но ни одна не была успешной. Ученые выяснили, что первоначальные расчеты были неверными и такая бинарная бомба не могла сработать в принципе. Что случилось самолетом «Франкфурт-Москва», неизвестно до сих пор.




 Powered by Max Banner Ads