Родина Деда Мороза

- Здравствуй, Дедушка Мороз, – маленькая девушка с рыжеватыми дредами смотрела на Сергея снизу вверх, почти прижимаясь к его красной шубе. В особняке на Басманной, где праздновало Новый год какое-то рекламное агентство, собралось, кажется, человек двести. Свет только что погасили, народ собирался петь караоке. Сергей не любил караоке. К тому же работа на сегодня уже закончилась, и теперь он пробирался сквозь толпу к выходу.

- Что ты мне подаришь на Новый год? – девушка громко втянула через трубочку остатки коктейля и засмеялась.

Сергей вздохнул.

- А ты хорошо себя вела в этом году?

- Плохо, – девушка кокетливо потянула его за бороду.

- Настоящая, – вежливо сказал Сергей, мягко отстранившись. Девушка продолжала молча смотреть на него.

- А что бы ты хотела?

- Стать твоей Снегурочкой.

Сергей только сейчас понял, что девушка уже не слишком твердо стоит на ногах. Праздник продолжался четвертый час.

- Ничего не получится. Снегурочка – это внучка Деда Мороза.

- А так даже интереснее, – девушка довольно захихикала.

- У меня дома жена и сын, – Сергей аккуратно отодвинул ее в сторону и пошел к выходу.

- Дурак, – сказала девушка и уронила стакан.

В общежитие на Сергей вернулся в третьем часу ночи. В панельной девятиэтажке на Юго-Западе жило несколько десятков Дедов Морозов. Все они были из Великого Устюга – там почему-то регулярно рождались высокие мужчины, которые уже к двадцати пяти годам седели и обзаводились окладистыми бородами. Кто-то считал, что это потомки давно исчезнувшего северного народа. Из Устюга они разъезжались в крупные города, чтобы работать Дедами Морозами. Собственно говоря, работать нужно было только в декабре и январе – остальное время занимали бессмысленные лекции и тренировки. Все это походило на армию: у них отбирали паспорта, одевали в форменные шубы и запрещали бриться. В отпуск можно было поехать только летом и не дольше, чем на десять дней. Но никто не жаловался – начальство каждый месяц выплачивало их семьям по тысяче долларов. Совсем не плохие деньги для Великого Устюга. Правда, Сергей мечтал хотя бы раз встретить Новый год с женой и сыном, но это было невозможно: семьям было запрещено приезжать, чтобы Деды Морозы не отвлекались от работы.

Соседи по комнате уже спали. Сергей разделся и тоже лег в кровать, положив кошелек под подушку. Чтобы не заснуть, он повторял про себя все новогодние стихотворения и песни, которые их заставляли учить. Через два часа Сергей поднялся, взял кошелек и вышел в коридор. На лестнице, за решеткой, закрывавшей вход на чердак, был спрятан разноцветный пакет с надписью «Rave girl», где лежали ножницы, бритва и одежда. В туалете Сергей отрезал ножницами бороду, начисто побрился и оделся. Состриженные волосы он переложил из раковины в пакет, бросил туда же ножницы с бритвой и по лестнице спустился на второй этаж. Там Сергей открыл окно в конце коридора, выбросил пакет, а потом спрыгнул сам. Больше всего он боялся, что подвернет или, не дай бог, сломает ногу, но все обошлось. Сергей отряхнул руки, подобрал пакет и пошел ловить машину. По дороге он бросил пакет в мусорный бак.

Паспорта у Сергея не было, поэтому пришлось ехать на электричках. Сначала до Ярославля, а оттуда до Вологды. В дороге он заметил, что постоянно трогает пальцами непривычно голое лицо. Так касаются лиц влюбленные и слепые. Сергей засунул руки в карманы и стал смотреть в окно. Моросил дождь, и округлые капли пытались сползти вниз по стеклу, но их все время сносило к краю окна. С бетонных платформ смотрели, не видя Сергея, люди. В Москве, наверное, его уже начали искать. Оставалось надеяться, что поиски начнут с милиции и больниц, тем более что никто не видел, как Сергей вернулся в общежитие. В любом случае, пока еще было бессмысленно волноваться. В Вологде он пересел на автобус до Великого Устюга. Автобус шел часов десять. Сергей поправил вязаную шапку, чтобы не было видно седых волос, прислонился головой к холодному стеклу и заснул.

Автобус останавливался около вокзала. Сергей проснулся, когда все уже пробирались по проходу к дверям, волоча тяжелые сумки и охапки пакетов. На всякий случай он посмотрел в окно. Вроде бы никто его не встречал. На привокзальной площади лежали грязноватые подтаявшие сугробы. Сергей понял, что успел соскучиться даже по такому снегу. Он встал и, ссутулившись, чтобы его высокий рост не бросался в глаза, вышел из автобуса.

Домой Сергей решил идти пешком. Город был небольшой, и пройти по нему Сергей мог с закрытыми глазами, но все равно пару раз чуть не заблудился. Откуда-то появлялись улицы, которые он, казалось, видел первый раз в жизни. Сергей, например, абсолютно не помнил ни переулка Лесников, ни Коммунальной улицы и был уверен, что за Сухонской сразу идет улица Неводчикова. Десять лет в Москве с редкими наездами на родину начинали сказываться.

Впрочем, его дом на Советском никуда, конечно, не делся. Сергей вошел в пахнущий сыростью подъезд, где на стене крупными буквами было написано: «Оля и Катя – лохушки». Поднявшись на второй этаж, он достал из кошелька ключ и открыл дверь.

Из кухни, держа в руках какую-то тряпку, растерянно выглянула его жена Наташа. Она пару секунд, не узнавая, смотрела на безбородое лицо Сергея, а потом, взвизгнув, бросилась ему на шею.

- Олежка! – крикнула она вглубь квартиры. – Папа приехал!

- Где твоя борода? Ты откуда? – спросила она, отпустив мужа и, только сейчас заметив у себя в руку тряпку, бросила ее под зеркало. – Новый год же! Как же тебя отпустили? И почему не предупредил?

- Привет, пап, – Олег вышел из детской и, улыбаясь, пережидал поток маминых вопросов. Через три месяца ему исполнится двенадцать.

- Привет, – сказал Сергей, пожав ему руку. – Прости, я без подарков. Но послезавтра, к Новому году, – обязательно.

- Ладно, – сказал Олег и деликатно пошел включать телевизор в гостиной.

Наташа снова обняла мужа.

- Рассказывай.

Сергей в задумчивости потерся носом о ее волосы.

- В общем, я сбежал. Имею я право встретить Новый год с женой и сыном? А бороду сбрил, чтобы не нашли раньше времени. И потом – может, разрешат тут на недельку остаться. Я без бороды все равно временно нетрудоспособен.

- А как же работа? Что дальше будет?

- Черт его знает. Ну, оштрафуют, наверно. Переживем. Слушай, я есть хочу – два дня какими-то пирожками и бутербродами питался, – Сергей стащил с ног ботинки, легко поднял жену на руки и понес ее на кухню. Наташа притихла, влажно уткнувшись ему куда-то в шею.

На кухне Сергей осторожно поставил ее на пол и открыл холодильник. Там было пусто. Свет не горел. Судя по всему, холодильник вообще не работал. Сергей посмотрел на Наташу. Та растерянно молчала. Сергей подошел к кухонному столу. Дальний угол был покрыт толстым слоем пыли – видимо, Наташа вытирала стол как раз перед приходом мужа. Сергей только сейчас понял, что запах у квартиры совершенно нежилой – здесь явно не проветривали несколько месяцев. Он открыл кран. С запозданием и клекотом оттуда полилась ржавая вода.

- Понимаешь, мы уезжали на неделю к маме, – затараторила Наташа, – Она позвонила…

- Здесь никто не жил с лета, – сказал Сергей, повернувшись к ней.

Наташа замолчала.

- У тебя другая семья? – спросил Сергей. – Давно? Зачем вообще весь этот цирк?

Наташа продолжала молчать.

Открылась дверь, и в квартиру вошли два человека в одинаковых синих пуховиках. Один был чуть постарше, уже начавший лысеть. Второй, лет двадцати пяти, напоминал какого-нибудь кикбоксера и мелкого бандита.

- Мы вам все объясним, – почти ласково сказал старший, встав в дверях кухни. – Поедем с нами, и мы все вам объясним.

- Кто вы такие? – спросил Сергей.

- Считайте, что мы ваше начальство. Обувайтесь.

- Я никуда не поеду, – сказал Сергей. – Это мой дом. Говорите здесь.

- Нет, боюсь, так не получится, – сказал лысоватый, доставая из кармана пистолет. – Лучше все-таки поехать.

Сергей постоял еще пару секунд и молча начал обуваться. Наташа вышла из кухни и ждала в коридоре, глядя на него. Олег выключил телевизор и теперь стоял за ее спиной с мобильным телефоном в руке. Сергей поднялся и вышел из квартиры.

- Прости, – тихо сказала Наташа.

Сергей не ответил.

Перед тем, как выйти из подъезда, старший снова убрал пистолет в карман и слегка подтолкнул Сергея в спину. Тот распахнул дверь, резко шагнул в сторону и, когда лысоватый бросился за ним, изо всех сил ударил его в челюсть. Не поворачиваясь, Сергей почти спиной прыгнул на второго, который пытался достать из кармана пистолет, и повалил его на землю. Сергей первым успел подняться и швырнул кикбоксера в стену. Тот звучно стукнулся головой о батарею и затих. Сергей снова подбежал к лысоватому, который пытался подняться с земли, и ударил его ногой в лицо. После этого Сергей забрал у них оружие, вернулся в квартиру и запер дверь. Наташа с Олегом все еще стояли в коридоре.

- Что здесь происходит? – спросил Сергей.

Наташа прошла в гостиную и села на диван.

- Понимаешь… – начала она.

- Я хочу знать правду, – сказал Сергей. – Пожалуйста.

- Все это ненастоящее, – сказала Наташа, посмотрев ему в глаза. – Эта квартира, этот дом и этот город. Просто большая декорация. А мы – актеры, которые раз в год изображают семьи Дедов Морозов. Мы с тобой никогда не были женаты, а Олег – не твой сын.

- Но я же помню нашу свадьбу, помню, как забирал вас из роддома…

- Ты помнишь только то, что тебе внушили. Сейчас это уже умеют – двадцать пять лет воспоминаний. И борода, и седые волосы. Только с ростом ничего не могут поделать, но это неважно. Они просто сразу отбирают высоких.

Сергей обнаружил, что до сих пор держит в руках пистолеты, и осторожно положил их на журнальный столик.

- Подожди, но кто я тогда такой на самом деле? Где я родился? Где моя настоящая семья?

- Я не знаю, – сказала Наташа. – Я просто играю роль твоей жены. Прости.

Сергей подошел к окну и прислонился лбом к стеклу.

- Зачем они так? – спросил он.

- Просто бизнес. Вы работаете забесплатно и думаете, что деньги переводят нам. Тысячи довольных рабов.

- У тебя своя-то семья есть? – спросил Сергей, помолчав.

- Вот, Олежек, – кивнула Наташа в сторону детской.

Сергей обернулся. Олег стоял в коридоре.

- Прости, – сказал Олег.

- Ничего.

Все снова замолчали. За окном проехала машина.

- Скоро сюда приедут, – сказала Наташа. – Тебе, наверно, лучше уйти.

Сергей огляделся. Дурацкие обои со светло-сиреневыми цветами. Стопка DVD под телевизором.

- Моя мама работала в детской библиотеке, – сказал он. – Когда мне было десять лет, какой-то придурок во дворе нашего дома выбил мне зуб. В окне дома на углу Заовражской и Дежнева видно синюю люстру. Мы познакомились с тобой у Димки Резниченко. Когда Олег родился, у него были зеленые глаза, а через год стали карие.

Сергей бросил куртку на диван и начал снимать ботинки.

- Надо чем-то дверь забаррикадировать, – сказал он.

- Можно шкафом, – сказала Наташа.

- Можно, – согласился Сергей.




 Powered by Max Banner Ads