Эстетика Боли : интервью с Haus Arafna

«Я бы не хотел, чтобы они оказались обезличенными бюрократами зла, недалекими исполнителями чужой воли, людьми без собственного «Я», без сложных травматических сюжетов. Я бы хотел, чтобы они оказались людьми, одержимыми демоническим злом, гениями зла, как будто родившимися из сверхматерии; чей разум под влиянием демонических сил с восторгом эксплуатирует идеи Холокоста и приветствует его священное дело – вот что бы мне хотелось в них увидеть, потому что тогда бы мы знали что такое добро и зло.»*

(не)человеческий интерфейс
Интервью с Haus Arafna

С выходом CD «Children Of God» и его хитом «Last Dream Of Jesus» южно-немецкий индустриальный проект «Хауз Арафна» (Haus Arafna) получает известность у широкой аудитории. За воинствующей, заряженной эмоциями музыкой стоят мистер и мисс Арафна, чья личная жизнь окутана покрывалом молчания. Они приятно выделяются на фоне техно-поплескивания таких коллективов, как VNV Nation, Velvet Acid Christ** и подобных им. Чистый звук и высокие технические стандарты ничего не значат для обоих***, однако они идут по следам SPK или Throbbing Gristle. Квинтэссенция их творчества – человек, его страхи, ненависть и разочарования. Сайт Debil попытался заглянуть за стены дома Haus Arafna.

D : Хауз Арафна – это отделение психиатрической больницы при комплексе лечебных учреждений Бетель фон Бодельшвинг. Во времена гитлеровского фашизма эсэсовцы уничтожали там психически больных людей. Почему вы выбрали такое название для группы ?

HA : Для нас Хауз Арафна символ скрытого, страшного, не сразу заметного; того, что происходит за глухими стенами и за закрытыми дверьми. Нами движет присущий каждому интерес к иррациональному и неизведанному как в душе человека, так и в нас самих. Нас привлекает то жестокое, эмоциональное и инстинктивное, что есть в человеке; ситуации, где людьми манипулируют, где они находятся под контролем.

D : Как вы узнали об этой клинике Хауз Арафна ?

HA : Большей частью из письма господина Меннеке к своей супруге, которое опубликовала газета «Цайт»****. Оно очаровало нас сочетанием добропорядочного мещанства с убийством.

D : Учитывая названия таких ваших произведений, как «Holocaust», «Swastika Kommando» или «Selection», воинствующий характер музыки, очевидную связь с темой «эвтаназии», вас часто причисляют к ультраправым ?

HA : Нет. Такого ещё никогда не было… Если интересуешься душой человека, неизбежно сталкиваешься с этими темами. От них никуда не денешься. А в националсоциализме многое произошло, последствия его громадны и приковывают внимание настолько, что невозможно не черпать из него идеи. С другой стороны, не так много относящихся к Третьему Рейху образов мы используем. Хотя люди могут думать иначе. Но ведь есть образы из 50-х, 60-х годов. Прежде всего нас интересует фотоэстетика совсем старых изображений. Там можно встретить все. А националсоциализмом интересуемся из-за того, что в нем уже очень хорошо изложены данные вопросы.

D : В буклете к CD «Children of God» есть такая цитата «Я бы не хотел, чтобы…». Что для вас значат категории «добро и зло», правое и левое ?

HA : Ничего. Мы отказываемся от принципа «если не…то…». Мы там, где совсем нет четких границ . Вообще-то эта цитата должна показывать только как тяжело провести границу между добром и злом. И то, что происходило во времена Третьего Рейха, совершали не «великие злодеи», а обычные люди. Люди вроде тех, что сегодня говорят : «Я никогда бы этого не сделал».

D : В одном из прошлых интервью вы назвали себя аполитичными. Что это значит ?

HA : У проекта Хауз Арафна нет никакой политической подоплеки. Во главе угла душа человека. Здесь больше философский интерес, чем политический. Мы говорим о том, что человек делает, чего не делает и что он способен сделать. Только после всего этого идет политика, которой мы, музыканты, не занимаемся.

D : О чем идет речь в текстах Хауз Арафны ?

HA : Я о текстах никогда не говорю. Они неотъемлимы от музыки. Просто дай им подействовать на тебя, как действуют картины. Здесь каждый найдет свои ассоциации.

D : По твоему, сами по себе тексты не имеют значения, и ты не желаешь объяснять каждому, что он здесь должен услышать.

HA : Верно.

D : В чем источник вдохновения для создания вашей музыки и текстов ? Какую литературу вы предпочитаете, какие фильмы ?

HA : Вот таких источников вдохновения у нас совсем нет. Нас вдохновляет сама музыка. Когда мы начинаем работать над новым треком, нужное настроение приходит автоматически. Это все очень эмоционально. Мы не заимствуем идеи из чего-либо нами прочитанного или просмотренного. По крайней мере, я не припоминаю такого.

D : Как происходит процесс создания музыки ?

HA : Сначала у нас есть идея, потом мы пробуем воплотить её инструментально или вокально, затем записываем по многоканальной технологии.

D : Когда вы сочиняете музыку, входите ли вы в роли мистера и мисс Арафна ? Чем они отличаются от Карин (Karin) и Роланда (Roland) ?

HA : Ничем, никаких отличий. Мы такие же, как в обычной жизни. …возможно, мы становимся очень эмоциональными и попадаем в этакий творческий “поток”. Потом все происходит спонтанно. Я не могу это выразить словами. Мне важно, чтобы музыка несла в себе что-то непознанное и неизбежное, чтобы вызывать сильное эмоциональное возбуждение. Безусловно, свою роль играет и удовольствие, которое получаешь от этого вида энергии и от того хрупкого, что ей противостоит.

Я чувствую сильную связь с музыкой, и наслаждаюсь ею. Не надо представлять это неким каналом, некой терапией. Просто она исходит из меня…Вот возьмем к примеру какого-нибудь хэви-металл музыканта – чаще всего этот человек не соответствует ожиданиям, которые ты составил, слушая его музыку. В большинстве случаев те, кто слушают Venga Boys (кто-нибудь их знает ? – прим. ред.), и у кого в гостиной стоят керамические котята – именно они любят подраться и на самом деле очень агрессивны. Нужно делать различие между тем, что происходит в реальности и тем, что хотелось бы эмоционально выразить в музыке.

D : По каким причинам вы начали создавать музыку, да еще такую? Что повлияло на ваше решение не только слушать, но и самим создавать ? Произошло что-то из ряда вон выходящее ?

HA : Мы уже давно хотели заняться сочинением музыки. Но нас не покидало ощущение, что для этого нам нужна куча денег. А потом я прочел где-то, что это вовсе необязательно. Хотя теперь мы опять вернулись к теме насчет кучи денег – так как появляется все более совершенное оборудование.

D : А вашим родителям нравится музыка, которую вы сочиняете ?

HA : Наши родители любят нашу музыку. А как узнали какие деньги на ней можно зарабатывать вообще без ума от нее (смеется). Прямого отношения к ней они, конечно, не имеют.

D : Как отреагировали ваши друзья и знакомые на появление проекта Хауз Арафна? Есть у вас вообще друзья ?

HA : У нас никогда не было большого количества друзей, да и особой реакции не было. Никто не был поражен или неприятно удивлен. Ни у кого вообще не было никаких эмоций, как будто мы постоянно им занимались, и ничего не изменилось. Хотя мы вообще то никому и не ставили нашу музыку. Мы не хотели, чтобы люди знали, что за ней стоим мы.

D : Вы бы стали делать более коммерческую музыку ?

HA : Не-а. Мы создаем нашу музыку. Она нам нравится.

D : У вас есть ещё одно «Я» – November Noevelet . Tам звучание более «спокойное», но по прежнему опасное. November Noevelet является новым психоактивным наркотиком? И если да, то какие известны побочные действия ?

HA : Вопрос про психоактивные наркотики я не очень-то понял. Опасными я нас не считаю, скорее безопасными…но я понял, что ты здесь имеешь в виду. Из побочных эффектов вспоминаю только эякуляции каких-то господ. Эти написали, что обложка была весьма секси.

D : Есть определенные частоты за пределами шкалы слышимости, которые особым образом воздействуют на слушателя. Radio Werewolf, к примеру, пишут в своем буклете к пластинке «The Fiery Summons», что их музыка предназначена вызывать у слушателей атавистические реакции. Вы используете похожие эффекты ?

HA : Это слишком научно. Чтобы этим заниматься, нужно многое знать. Мы же делаем прежде всего музыку, рождаем движение и эмоции, но никак не занимаемся …инженерной пляской. Мы не придаем значения таким частотам. Да, есть спектры, которые оказывают влияние на ритм сердца. На нашем сайте висит даже несколько статей на эту тему. Но не все так просто.

D : Вы когда-то мимоходом упомянули ваш лэйбл, на котором выходят ваши пластинки и пластинки дружественных музыкантов. Расскажите о преимуществах и недостатках собственного производства.

HA : Преимущества очевидны. Мы можем сами определять свою творческую индивидуальность и как будет выглядеть обложка диска. И я абсолютно уверен, что другие лэйблы эти требования никогда бы не выполнили.

D : Каким требованиям нужно соответствовать, чтобы быть опубликованным на «Galakthorroe» ?

HA : Мы ожидаем от претендента определенного уровня (выше среднего). В принципе, любой мог бы прийти и выпустить у нас альбом. Важно, чтобы эта музыка нам самим нравилась. Но буду до конца откровенным, таких вещей, которые нам нравятся, немного, и это вряд ли изменится. Но если появится музыкант, который открыт как для самосовершенствования, так и для критики, тогда может что-нибудь и получится.

D : Какие из последних релизов вы бы порекомендовали нашим поклонникам ?

HA : Естественно последний сингл от нас. А в скором времени мы начинаем новый проект, не похожий на Haus Arafna или Karl Runau, тут я, правда, сам толком ещё не знаю. Также планируем выпустить альбом «Children Of God» в ремастеренной версии и с новым дизайном.

Debilный тест на ассоциации:

D : Представь себе следующую ситуацию : закончился долгий день, ты идешь домой. На кухне радио, которое вы давно уже настроили на более-менее сносную программу, естественно незаурядную. Вы включаете приемник, потому что не переносите в доме тишину. Только что отзвучали последние такты нового хита Bon Jovi (или это были Aerosmith?) и сразу из динамиков (грозящих разлететься на куски) грянула «The Last Dream Of Jesus»…

HA : История маловероятная. Знаете, у нас нет радио. Но, допустим, есть, и, допустим, играет наш трек, в таком случае я был бы приятно удивлен. Тогда бы у нас многое изменилось, и мы бы заработали, наверное, еще больше денег…

Information overload unit*****
(Отряд перегрузки информацией)

состав :
Karin Arafna (Карин Арафна)
Сведение, реализм, композиция, окончательное структурирование, текст, бэк-вокал.

Roland Arafna (Роланд Арафна)
Электроника, композиция, начальное структурирование, текст, лид-вокал

дискография :

  • sex u mas – 7″ single, num. lim. edition (001 GALAKTHORRO, распроданно)
  • blut/trilogie des blutes – CD, num. lim. edition (006 GALAKTHORRO, распроданно)
  • children of god – CD, неограниченный тираж, new edition 12/2000 (008 GALAKTHORRO)
  • the last dream of jesus – 7″ single, num. lim. edition (009 GALAKTHORRO, распроданно)
  • fur immer – 7″ single, num. lim. edition (012 GALAKTHORRO, распроданно)

November Novelet

  • from heaven on earth” – CD, неограниченный тираж (011 GALAKTHORRO)

примечания переводчика :

*цитата из буклета к альбому Haus Arafna “Children of God“;
**оставим на совести интервьюера постановку Haus Arafna в данный EBM-контекст, что совершенно некорректно;
***разве что в сравнении с высокобюджетным мейнстримом;
****серьезная социально-политическая газета в Германии («Die Zeit»)
*****аллюзия на одноименный альбом SPK «Information Overload Unit»

P.S. ! Интервью датируется примерно 2001 годом.
P.P.S. ! Дискография без обновлений.

Интервью с сайта www.club-debil.com (оригинал интервью)
Переводила для IM.R young_judas.




 Powered by Max Banner Ads